Archive for ноября, 2015

Трохи пафосно (як це завжди буває, коли згадують…)

Суббота, 21 Ноября 2015 г. 21:58 редактировать + в цитатник
Это цитата сообщения Solar_Brush [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Неофициально к сегодняшней дате

А то что-то в ленте один официоз и морды внутри и около политиков. Нормальным, человеческим языком от очевидицы и участницы. У каждого из нас свой Майдан, вспомните об этом.

“Сейчас, два года спустя, когда я думаю о трех зимних месяцах 2013-2014, то вспоминаю:
…еле-еле ходящую бабушку, которая принесла в мисочке только что пожаренные сырники к “общему столу” возле дома Профсоюзов. С трудом нашла пустое место среди десятков таких же мисочек и тарелочек, сказала “на здоров’я” и пошла себе домой потихонечку.
…как встретила знакомых, с которыми учились много лет назад в Могилянке. Они стояли цепью, перед щитами вв-шников, спиной к ним и лицом “к народу”. Чтобы препятствовать каким-либо агрессивным выпадам со стороны засланных казачков либо провокаторов. И не допустить драки.
…как Mr.Big сначала сказал, что никуда не пойдет и лично ему Янык не мешает. А потом прошел все стадии - выход на “марш миллионов”, таскание лекарств по первому запросу, постройку баррикад 19-го февраля и “вину выжившего”, за то, что 20-го утром ушел спать и никого не спас, хотя, наверное, мог.
… мой деловитый пост на фейсбуке в ответ то ли на убийство Нигояна, то ли на очередной разгром: “Не знаете, что делать? В панике? Слушайте меня: пойдите к раскладкам у входа в метро, купите носки. Черные, шерстяные, по 10-15 гривен. И отвезите на Майдан в любую палатку”. Этот мой пост “про носки” собрал около тысячи (!!!) перепостов. Люди реально были напуганы и потому охотно бросались делать что-то понятное и конкретное - носки так носки, долбить лед так долбить лед, резать бутерброды и носить молоко - значит, бутерброды и молоко.
…как я наконец-таки выучила гимн Украины. И все вокруг наконец-таки его выучили. Мы действительно пели его часто, только не было в этом зомбирования, как злословят ватники. Патриотизм - это ведь как ответка здоровой иммунной системы на вмешательство извне. Если организм начинает активно сопротивляться на угрозу и насилие - у организма есть шансы жить дальше. Флаг тогда был словно бы оберігом, а гимн - замовлянням. Иногда единственным, что оставалось у в остальном беззащитных людей. Потом, когда исчезла угроза в центре Киева, на нет сошло и пение гимна. Но осталось множество флагов на балконах всех спальных районов.
…как вокруг меня творился ежедневный подвиг. И я сейчас не о Небесной сотне. Знаете, у каждого своя мера мужества. Когда Марко, хрестоматийный интроверт, для которой общаться с незнакомыми людьми - пытка, все-таки брала поднос с бутербродами или ведро с чаем и шла на Грушевского, уговаривать стоящих в оцеплении мужиков поесть и хлебнуть горячего - для нее это был почти такой же подвиг, как для тех, кто 20-го февраля шел вверх по Институтской.
Люба, приехавшая 19-го на разгромленный и сожженный Майдан, по ее же собственному признанию, выла от ужаса, замотав лицо шарфом, чтобы не привлекать к этому внимания. Но все же трясущимися руками делала фото за фото, потому что считала, что надо как можно подробнее зафиксировать свидетельства этого преступления.
Еще одна моя знакомая, имя которой обещала на называть, рассказывала мне обыденным голосом:
- Стою я на Европейской в своей, значит, норковой шубе до пят… Которая белая…
- Хм, - перебиваю я, - прости, а сколько у тебя норковых шуб до пят?
- (удивленно) Две. Белая и рыжая. Так вот, стою я в этой своей шубе, на каблучищах и вдруг вижу - в мою сторону “Беркут” людей гонит.
Короче, эта широко известная в соцсетях гранд-дама в норковой шубе, владелец заводов, машин, пароходов, увидев, как какого-то двадцатилетнего пацана, сбили на землю дубинкой и сейчас начнут добивать, недолго думая…упала на него сверху и начала кричать:
- Я не встану! Я не уйду!
Силовики на несколько секунд замешкались, думая - бить ли дубинками норковую шубу, но тут как раз началась контр-атака и даму вместе с погребенным под нею пацаном спасли “наши”.
- Слушай, ну от этого же мороз по коже, от твоего поступка.
- Ай, я когда поднялась на ноги, оглянулась вокруг себя и увидела, что несколько женщин сделали то же самое. Просто двух сцепившихся вместе человек тащить куда тяжелее, чем одного. Вот женщины и вцеплялись в того, кто рядом, знакомого, незнакомого. Чтобы “Беркут” его не увел с собой.
…что касается норковой шубы - где-то у меня была фотография, сделанная на Майдане. Где другая дама, тоже в шубе до пят, долбит ломом лед для строительства баррикады. И фото инвалида на коляске, делающего то же самое. И фотография одноногого мужчины с костылем, который не мог быть полезен на баррикадах, зато часами и днями резал гору батонов на кухне в “профсоюзах”.
…Майдан был безалкогольной территорией. То есть потом, после бегства Януковича, когда стало безопасно, тут-то и потянулись весной в центр Киева “герои-ветераны”, начался треш с собиранием денег в пластиковые коробочки какими-то тут же бухающими идиотами. Но в те зимние три месяца помню, как у одной из баррикад крепкие парни со щитами и битами не пускали “на майдан” пьяного дядечку, уговаривая его на прекрасном украинском:
- Ми поважаємо ваше бажання бути з нами. Але погляньте на свій стан. Хіба вам не соромно? От скажіть, вам було б соромно отак з’явитися перед вашою дитиною?
Пять, бл**дь, мордоворотов стояло вокруг поддатого дядечки и использовало все чудеса риторики, чтобы убедить его пойти проспаться, а не осквернять перегаром “наш прекрасный чистый домик”.
…но моя знакомая все равно говорила:
- Ой, я не пойду на этот ваш Майдан. Люди говорят, что за европейские ценности, А САМИ КУРЯТ! Я видела!
- Хм, а ты что, считаешь, что те, кто за европейские ценности - они не могут курить, матюкаться и трахаться? И у них у всех должны быть модельные стрижки и обувь из последней коллекции? Чисто идеальные ангелы?
- Нет, раз они там на Майдане не могут бросить курить, то эта вся ваша “революция” - несерьезна.
…когда свалили первого Ленина, в Киеве, я первый час фыркала и говорила - долбодятлы, нечем заняться? А чуть позже мы с Марко пришли к палаткам львовян, сообщили новость. И совсем уже пожилой казак, с оселедцем и карпатским выговором переспросил недоверчиво - правда, что ли? Ленина у Бессарабки только что снесли? Когда мы потвердили что да, вот вам хрест, он внезапно всплеснул руками, и подняв лицо к небу, отчаянно закричал:
- Батечку! Чи чуєш це, батечку? Лисого ніц нема! Дожив, дочекався я!
И пустился в какой-то безумный пляс. А мы смотрели, оторопев, и понимали, насколько для него это оказалось личным, семейным, делом. И что мы знаем про ОУН-УПА, Бандеру, преступления НКВД на Западной Украине? Да судя по реакции этого старого дядечки - вообще ничего не знаем.
…и как было тяжело парамедикам Майдана - непрофессиональным медикам, волонтерам, у которых кишка оказалась не тонка сначала научиться перевязывать простые раны, а в конце февраля - уже выносить на себе из-под обстрела раненых и закрывать глаза мертвым.
И как потом еще долго, долго, уже когда все закончилось, они собирались на Майдане и в интуитивной попытке психотерапии бесконечно вспоминали и проговаривали прошедший ужас. Видите ли, их же никто не учил, как жить после того как столько людей умерло у тебя на руках. Видите ли, они были просто фотографами, экономистами, маркетологами, блоггерами, преподавателями оперного вокала и директорами по персоналу.
…неделя за неделей у меня менялось ощущение, что такое “украинцы”. Это были совершенно незнакомые до сих пор мне люди - наивные, упрямые, щедрые, отчаянные, пафосно-героические и повседневно-героические, идеализирующие врага и заранее ему прощающие, с бесконечными запасами юмора, непоколебимые, доверчивые, жертвенные, приземленно-хозяйственные, сомневающиеся, часто ноющие, и все равно уперто идущие в сторону своей цели. А когда совсем не оставалось сил - то стоящие, лежащие в сторону своей цели, или даже умирающие.
Два года прошло, но я до сих пор не могу себя заставить прочитать ни одну из книг “про майдан”, из тех, что у меня на полке. Или посмотреть хотя бы один из снятых об этих событиях фильмов. Нервная какая-то, неженка.
Но не беда, я и так все помню.
Ужасное время. Ох***ительное время.
И мне было приятно находиться там и тогда в вашей компании. Спасибо.”

https://www.facebook.com/zabava.krasava/posts/1294303667262356

Бельгійська група Rastaban виконує українську народну, а вірніше сказати саме лемківську народну пісню “Горе долом”!
Не зважаючи на звучання дещо іноземної вимови, акцент, все ж зачаровує… Перехоплює подих!